Десна и пушки. Чернигов

     Красный вокзал. Жёлтые троллейбусы. И осень на зелени, как ветром наметенная. Солнце в молоке – небо дымчатое до неузнаваемости. При дороге – ничего, только Гомелем пахнет, ни Россией, ни Украиной, но Гомелем: Гомельский экспресс, гомельские продукты, гомельский трикотаж, булочки даже гомельские.

А дальше – в садах, белые, светлые, первые этажи аскетичные, древнерусские, а выше – «українське барокко» под куполами, и купола тёмно-зелёные с золотыми макушками. Гетманские кресты и небо. Внутри – темно, а золото с иконостасов светится, и чувствуется: подхватывают тебя под плечи, и несут среди икон живых и мощей – живых. И страшно просить, будто в ответ услышишь «будет тебе» или «не суждено». Глядят и молчат: «Там свобода!». И поклоняясь – ещё больше возвышаешься. И нет ничего больше. И вокруг никого нет. А только с Ним.

В колокольне под вспышки – колокола тихо с ветром переговариваются, шепотом позванивают (чтоб не спугнуть?). и стелется далями: зелень с золотом – то лист, то макушка купола. А больше действительно ничего почти. Всё стёрто аккуратно Войной, как под линейку. Осталось, говорят: «Гетьманщина, Гетьманщина, Гетьманщина…». А фундаменты да стены Владимира помнят. И в стенах фрески старые, уже лишь фрагментами, но – такие радостные, будто Камо Грядеши за спинами, да только не там, а здесь. Свет. И хочется следовать глазом за витками охристыми, узорами, нимбов свет пить, взгляды держать, а границы фрагментов – так призрачны: вглядишься – не остановить, взгляд помнит то, чего уже после татар не было, а будто – есть сейчас. И ниц упасть на смальту – ту ещё, будто в небо подняться.

Дороги из жёлтого кирпича, как когда-то мечталось, а на дорогах – листья, для сравнения, такие живые – как цветы. Пушки стоят и молчат в небо. Ищут закат глазами. Двенадцать, а тринадцатой – нет. И пушки молчат о том же – «Гетьманщина, Гетьманщина», но говорят уже совсем по-русски, хоть сами они и гетманские, – лафеты под ними уже русские. Так и живёт весь город. И тут – вывесками – Гомельские... Гомельские...

Фонтаны беззвучно говорят с осенью. Размеренно, равномерно течёт разговор, не повышая тонов, не затихая до неизвестности. И тут вдруг – Красная площадь! То ли вымощена кирпичом красным, то ли красивая настолько. Только два здания на ней, похожие друг на друга: жёлтое и красное, каждое – с башенкой и шпилем. Как будто ратуши западных городов. И вопросительным знаком, обращённым к слову «Гетьманщина» – монументализм нескольких громадных колонн, прячущих за собою третье здание. Вглядываешься вглубь – невиданное: снова киеворусские линии, только не белые, а красно кирпичные, какими и были в своё время. И солнце греет древние клейма, и ветви старинной сирени тянутся к стенам. Просто и тихо. И дали только, и маленькие домики, обшитые коричневыми досками. И ничего.

И красный закат над красным вокзалом. И вечер скомкался как-то непонятно – то ли остался, то ли унёсся в какую-то другую сторону. И встретило уже родное харьковское предрассветное утро. А тут – жизнь, будто никто не знает, что по сути ещё ночь. Света фар в спину, огни впереди. И мысли наедине. Короткий путь – и мы уже дома. Я с моим Городом.

11.10.2010, 22:25

Комментариев: 4

  1. Yan Ft . Ing FuGu пишет:

    Саша , 23 — й ДжиПег особенно удался .

    П.С. Мы вдвоём оставили комментарий

  2. A.C. пишет:

    Оч. неплохо!Что добавить? Без коммента! Таким родился, так и скажи... Может быть станешь, со временем, ВЕЛИКИМ РУССКИМ ПИСАТЕЛЕМ...

  3. Александр Стадник пишет:

    Я боюсь, Вы немного преувеличиваете. Но — приятно!

Оставить комментарий

Почта (не публикуется) Обязательные поля помечены *

*

Вы можете использовать эти HTML теги и атрибуты: <a href="" title=""> <abbr title=""> <acronym title=""> <b> <blockquote cite=""> <cite> <code> <del datetime=""> <em> <i> <q cite=""> <strike> <strong>