Эпилог

Игорю показалось что его сильно толкнули. Он обернулся, люди, переходившие через дорогу шли, каждый своей дорогой, не задевая его. У него было очень сильное чувство, будто он только что проснулся ото сна, но ведь так не могло быть! Он ведь стоял на улице

Тут он заметил, что он до сих пор стоит, в то время, как ему надо было спешить в редакцию. Но он не спешил, наоборот – он шел спокойно, с той скоростью, с какой ему было удобно. Смотрел по сторонам. Умом он, конечно, понимал, что это всё та же Сумская улица, что это его родной Харьков, но что-то тут же казалось ему не таким, как было. Он, хоть и шёл по проезжей части, нисколько не задавался вопросом, почему едущие на него машины ему не мешают. И по проезжей части он не один – на улице было множество людей, и, конечно же, никто и не думал толпиться на тротуарах. Никому из них так же не мешали автомобили, так же как и Игорь никто не спешил. 

При этом прямо на мостовой толпились, склёвывая что-то с земли, белые голуби. Они тоже никому не мешали и сами ничего не пугались. Это действовало как-то умиротворяюще. Присмотревшись, Игорь заметил, что люди одеты в одежды, какие носили почти во все времена, пережитые человечеством. После он увидел, что и автомобили были разных времён, а были и такие, каких он не видел никогда. Разных времён были троллейбусы и автобусы, а что-то вроде громадных мыльниц шмыгало у него над головой. 

Игорь попробовал всмотреться в здания, но ничего не понял: создавалось какое-то голографическое впечатление, что на одном и том же месте, где должно было стоять одно строение, стояло сразу несколько домов, и при это все они каким-то чудесным образом были одинаково хорошо видны. Это были и маленькие деревянные домики, и, в то же время, пышные старинные кирпичные дома с барельефами и скульптурами, и, одновременно, те здания, которые, собственно, и должны были находиться на тех местах, где привык их видеть Игорь. 

А было очень зелено, хоть это и был тот участок Сумской, где никогда не были, да и не могли поместиться, деревья. Было очень светло, как в ясный день после обильного снега, когда он зеркалом отражает и рассеивает свет в пространстве. Вот только не было никакого снега, ведь Игорь ясно помнил, что было двадцать шестое августа. Да и цветущие каштаны говорили о чём угодно, но никак не о снежной зиме.

Спокойно и радостно было сейчас у Игоря на душе. Тихое счастье это, казалось, полностью затмило от него прежнюю цель его пути. Он просто шёл по светлой старой улице, спускаясь к самому сердцу города. 

Площадь была озарена ярко-оранжевым светом неба над заходящим солнцем. Он остановился так, что в трёх направлениях от него, в три конца света, были церкви: Николаевская – слева, на востоке, Покровский собор – справа, на западе, а из-за домов, не вдалеке, высилась величественная колокольня Успенского собора – впереди, на юге. Странно, но он даже не подумал о том, что на месте Николаевской церкви должен был видеть трамвайные пути, и сверкающий на колокольне крест его не удивил…

Как бы то ни было, три креста устремляли в небо свои золотые черты, и Игорю начало казаться, что он тоже устремляется туда. У него возникло чувство – будто головокружение, – что весь мир закружился вокруг этих четырёх граней, возносящихся в одну точку, точку белого солнечного неба.

Он окинул взглядом то, что его окружало. Перед ним неимоверно сплелись света восхода, зенита и заката: лучи их были на всех зданиях, со всех сторон, так что, казалось, не было уже в городе ни одного тёмного уголка. 

На Площади проводились раскопки скифского городища. Игорь слышал когда-то о планах их провести, но сейчас это выглядело совершенно невероятно: зияющее чрево древнего времени посреди шумного и людного города. Он подошёл к заграждениям и стал смотреть в яму. Кирпичные стены, черепки, люди с лопатами, совочками и кисточками…

Вскоре между остатками кирпичных стен он заметил вход. «Видимо очередной вход в Харьковские подземелья», – подумал он так, как подумал бы раньше. Но чья-то рука коснулась его плеча. 

— Пойдём со мной, не бойся, – сказал Энгур тихим добрым голосом.

Они с Игорем вошли. Несмотря на то, что вход с улицы, среди раскопанной рыжей глины и тёмно-бежевых кирпичей древних стен, зиял чернотой, в подземелье было совсем светло. Казалось Игорю, будто он снова идёт по светлой старой улице, только теперь не один. А ещё казалось – в этом мутном тёплом свете – будто здесь совсем нет стен, и никакой пещерной тесноты.

Энгур долго вёл Игоря по этой улице. Игорь мало что успевал различить, но он чувствовал себя так, как путешественник чувствует себя, проходя по улицам иноземных городов, глядя на диковинные достопримечательности и памятники. И мерещилось Игорю, что проходят они с Энгуром мимо семи чудес света. И, казалось ему, что видел он пирамиды…

Они всходили по каким-то незримым ступеням. Мгла тёплого белого света потихоньку рассеивалась. Игорь увидел, что поднимаются они по ступеням звездочётной горы, выложенной из белого, красного и чёрного кирпичей. На вершине её, уставленной всякими астрономическими приборами, сидел человек.

Лицо человека сразу показалось Игорю до боли знакомым: будто он его хорошо знал, вот только теперь никак не мог вспомнить, кто это. Человек держал в руках книгу, взгляд его был устремлён на страницы. Когда же он услышал шаги, он обернулся, посмотрел на пришедших и просиял добрейшей улыбкой. Энгур же, пропустив Игоря вперёд, сам остался немного позади.

Человек безмолвно, всё так же улыбаясь, встал, открыл книгу где-то в начале, и вложил в руки Игоря. Игорь начал читать:

«Мудрый человек, «Град Божий» – наилучшую Республику желавший создать хотя бы на словах, последними строками своими запечатлел: «Бог, царящий в законе, всевидящий, видя, как низко пал род человеческий, и решив их казнить, чтобы в разум пришли и покаялись, собрал богов в обитель славнейшую, воздвигнутую в сердце мира, откуда видно всё, что причастно рождению, и, собрав их, сказал…» – на этих словах, приблизившись к разгадке тайны падения старого мира неимоверно, мы так и остаёмся не узнавшими всего до конца. Но если род человеческий, как говорит Платон, возродился от «уцелевшего малого семени», нет ли и в нём тех ядер, которые уже однажды победили в человеке Праведную суть? Не постигнет ли та же участь граждан новой республики, пусть и не такой совершенной, как «Град» Платона? Не знал ли он ответа на этот вопрос? Возможно, знал, и знания этого боялся. Боялся так, что оборвалось всё на этих строках. Умер от страха. Конец Атлантиды, конец совершенного «Града» – конец Платона. Он ею грезил, но она превратилась в предсмертную грёзу. «Если не покаетесь – все погибнете» – вот слова, в которые можно заключить его рассказ

                                                                                        Проф. Жаров Н.И.».

Игорь посмотрел на доброе и умное лицо человека. Опять заныло в нём неотступное впечатление знакомости этих черт. И тут он вспомнил, понял, осознал – перед ним было лицо профессора! Но уже какое-то другое, не такое как обычно, а беспредельно живое, дарящее взглядом эту живость.

Человек с лицом профессора закрыл книгу. Игорь понял, что это его роман, а он читал предисловие к нему, написанное Николаем Ивановичем.

— Философы исписывают тысячи страниц о том, что такое счастье, и в чём смысл жизни, – лицо человека, лицо профессора, оставалось спокойным о добрым, а голос шёл как будто отовсюду, а не из его уст, как будто эти звуки издавала каждая частица вездесущего света, – Но светоч – не слёзы мудрых, а смех детей. Вот, почему Бог есть любовь.

…И приходят Туда,Чтобы сделаться светом,Чтобы падать на землю

И снова взлетать.

10.07.2009, 21:30

Обсудить

Комментариев: 7

  1. Друг пишет:

    Александр! я — не совсем филолог, но, мне кажется, что голуби не могут толпиться. толпиться могут люди.

    мне не понравилась тавтология «одеты в одежды» — не красиво с точки зрения лексикологии.

    после обильного (может, после обильно выпавшего?) снега

    26 августа... цветут кашатны. в этом году, точнее, уже в прошедшем, каштаны действительно цвели 2 раза, но второй был в сентябре, когда уже было прохладно, а не в жарящем августе!!!

    не вдалеке? лучше неподалеку.

    сплелись света восхода, зенита, заката? цвета, наверное, все-таки...

    субъектив: слишком частое повторение имени создает эффект женского детектива типа Поляковой)) не в обиду.

    частая инверсия типа «поднимаются они» придает сказочности повествованию, нереальности, «притчеватости». не заню, что будет дальше, может, это и уместно... но настораживает!

    интересно, Жаров Н.И. имеет прототипа???)

    хочется читать дальше.

    с Ув.

  2. Александр Стадник пишет:

    1. Голуби вполне могут толпиться как люди.

    2. «Одеты в одежды» — меня почему-то не смутило, даже после пристального рассмотрения...

    3. По поводу обильного снега — тем более. В этом обороте нет ничего лексически и стилистически неправильног.

    4. 26 августа это конкретная дата, означающая самое себя, а учитывая «всевременность» эпизода, там по хорожему могли одновременно цвести и подснежники, и каштаны, и хризантемы. Тем более, что текст писался в 2009 году, когда о настоящем цветении каштанов тем более в сентябре не могло идти и речи.

    5. не вдалеке. может быть, и лучше.

    6. Света — множ. от «свет». Здесь свет именно в значении «освещение», «тип освещения».

    7. Учту.

    8. Инверсию комментировать не буду)

    Профессор Жаров, к величайшему сожалению прототипа не имеет. Это скорее расплывчатый собирательный образ.

    Спасибо большое за такой обширный комментарий. Я, может быть, достаточно категорично отверг многие Ваши правки, но это не значит, что я к ним не прислушаюсь. Я просто высказал своё мнение на этот счёт.

    Ещё раз спасибо,

    С уважением, Александр.

  3. Друг пишет:

    с добрым утром!

    )

    ЧТО ЕСТЬ СЛОВА? давайте же обратимся к словарям!

    ТОЛПА (Ефремов, словарь русского языка)

    ж. 1) а) Нестройное, неорганизованное скопление людей; сборище. б) перен. Нестройное скопление мыслей. 2) перен. Безликая масса людей (обычно с оттенком пренебрежительности).

    ТОЛПА (Ожегов)

    скопление людей, сборище Т. народа. Стоять толпой. Затеряться в толпе. толпа Obs безликая масса людей в ее противопоставлении выдающимся личностям

    ТОЛПА (Даль)

    ж. скопище, сборище, сходбище, толкотня, множество сошедшихся вместе людей, а иногда и о скоте; орда, орава, ватага. Толпить народ, сгонять, теснить в кучу, в толпу ся, собираться, сходиться, сбиваться в толпу, толкаться. Народ толпится на площади, в церкви, у подъезда. Овцы толпятся в кучу. Облака, толпятся к востоку. Мысли толпятся, роятся в голове. Толпление, действ. по глаг. Все втолпились в избу, натолпилось пропасть народу. Потолпились, и ушли. —

    заметьте: у Даля — «иногда о скоте», но голуби уж никак к его числу не принадлежат...

  4. Александр Стадник пишет:

    А разве слова не могут преобретать новые значения, использоваться в ином, отличном от обыкновенного или переносном смысле

    Вообще, на мой взгляд относиться к толкованию слов в словарях как к закону сродни тому как собака, схватив посередине палку длиной в метр пытается пройти в проход шириной в полметра, не сообразив повернуть её по диагонали или взять за один конец.

  5. Друг пишет:

    )

    ну должны же быть нормы! к языку нужно относиться бережно, даже трепетно, тем более к такому языку, как русский!)

    не можете признать свою неправоту?;)

  6. Александр Стадник пишет:

    Если бы я был действительно не прав, я бы это признал. В данном случае скорее всего не может быть абсолютной правоты или неправоты. С одной стороны правы люди, придерживающиеся правил абсолютной грамотности, а с другой стороны — ведь если не вносить в язык что-то новое, не испытывать его возможности, то он перестанет развиваться и быстро иссякнет.

  7. Опять Я) пишет:

    субботнее солнечное утро — разве не хороший повод дочитать роман об Атлантиде? и погрузиться в сказку. инверсии были оправданы! по крайней мере в частях-снах, ведь они действительно сказка.

    спасибо!

Оставить комментарий

Почта (не публикуется) Обязательные поля помечены *

*

Вы можете использовать эти HTML теги и атрибуты: <a href="" title=""> <abbr title=""> <acronym title=""> <b> <blockquote cite=""> <cite> <code> <del datetime=""> <em> <i> <q cite=""> <strike> <strong>