5. Сон второй

Стены акрополя огнисто блистали орихалковым покрытием, ярко отражали сверкающие лучи заходящего солнца. Над стеной, над городом, широкими улицами и площадями возвышались дворец и центральная звездочётная гора. Дворец купался в последних лучах. Лучи искрились на его орихалковых, бронзовых и золотых чеканках, изображавших, всех царей правящей династии, великих полководцев, создавших мировую империю, разных диковинных зверей, привозимых изо всех концов света. Дворец стоял на фундаменте из чёрного кирпича, который немного выглядывал из-под земли, за полосой чёрного кирпича шла полоса красного, а всё, что было выше неё было белоснежным. Поэтому казалось, что это огромное здание взлетает над холмом и над всем городом. 

Его фасадная часть смотрела на Канал. Его с двух сторон огибала дорога, ведущая к звездочётной горе, идущая прямо от Канала. Справа от этой дороги за дворцом возвышался серебряный храм, посвящённый единственному богу Атлантиды – Посейдону-Гелиопонту с золотыми акротериями, которые во время заката казались сделанными из самого солнца. Слева же, напротив него, стоял не менее величественный храм Живого Духа Посейдона и Клито, породившего атлантических царей. 

Звездочётная гора замыкала этот монументальный архитектурный ансамбль. Она была выложена из белых, красных и чёрных кирпичей, которые тянулись к её вершине замысловатыми геометрическими узорами. На вершине звездочётной горы среди всевозможных астрономических приспособлений находились двое людей.

— Эти египтяне начинают меня беспокоить, – говорил один из них, – они уже практически везде: они устраиваются на наши фермы чернорабочими, пробиваются даже в ремесленные дома, набиваются к нам в рабы, а потом – становятся гражданами наших городов! Они так доберутся и до столицы. А их жрецы?! – архонт гневно посмотрел на восток, – Они требуют от нас всё новых и новых знаний, как будто бы мы им должны.

— Но ведь не следует забывать, почтенный архонт, что они отвели нам большие территории под постройку звездочётных гор созвездия Орейона. А ведь эта астрономическая система для нас крайне важна! – пытался успокоить его астианакт Гадира, – И, кроме того, не Вы ли создали касту жрецов ровно сто лет назад?

— Породи дитя, и оно съест тебя из гроба... Юбилей, горький юбилей, – с насмешкой говорил архонт, – но ведь это решение было поддержано в Буле, – говорил он, как бы извиняясь перед самим собой, – Не дай Бог, что – как я буду смотреть в глаза Титану? – это он уже говорил тихо, в сторону.

— Египтяне – хорошие рабы, хоть и карьеристы, – заговорил астианакт, немного помолчав, – Да и Орейон может быть построен только в тех краях.

— Надо было захватить Египет силой, ассимилировать этот никчёмный народ, так как мы сделали в Баскии, Бретани и на берегах Западного Конца света! – резко возразил архонт.

— Народ Нила слишком велик... – начал было астианакт, но их разговор прервали.

— Я думаю, что, если вы говорите о народе Нила, то будет уместным сообщить, что Царь готовит тайный синклит этой колонии. Должность же архонта Египта пока свободна, – с видной долей лукавства говорил придворный советник, переводя взгляд то на архонта, то на правителя Гадира.

— Что Вы делаете на звездочётной горе?! – изумлённо и возмущённо вскричал архонт, – Вам ведь прекрасно известно, что здесь не место низшим чинам!

— Письмо архонту от Царя, – лукаво улыбаясь сказал тот и удалился.

— Не буду отвлекать Вас от государственных дел, сказал астианакт и стал прощаться.

 Архонт бросил растерянный взгляд на уходящее зарево заката. Он вскрыл печать и начал читать отчеканенный на табличке приказ:

«Царь Атлантиды повелевает тебе, почтенный архонт, Планкт Перус:

Твой долг перед величием Атлантиды теперь – прийти на восток и править Египтом. Наш величайший проект Орейона должен быть осуществлён, и тебе предстоит честь обеспечить это строительство. Организуемый Мной синклит Египта предназначено возглавить тебе. Твой корабль на восток отплывает завтра, в добрый час! Наш бог – Посейдон-Гелиопонт!»

Архонт вздохнул и отправился вниз. Солнце уже зашло, и небо на востоке уже было мягко синего цвета. «В Египте сейчас холодная ночь», – подумал Планкт.

Пока его носилки медленно тянулись в сторону дома, который находился на первом кольце, в центре столичного города Атлантида, он вспоминал о сыне. Когда он в последний раз по душам говорил с ним? Когда он в последний раз успевал рассмотреть его?! Теперь он должен был сказать ему то, что ему будет неприятно, что ему придётся ехать с отцом на край света, бросить всё здесь, бросить друзей, планы...

— Завтра ты поплывёшь со мной в Египет, – все эти воспоминания не преуменьшили его строгость.

— Здравствуй, отец, – спокойно сказал Парис, – позволь спросить, ты едешь туда с каким-то поручением, новые строительства?

— Отныне я – глава тайного синклита Египта. Я сделаю тебя своим помощником. Тебе необходимо собираться, – говорил он немного подобрев.

— Хорошо, отец, – его голос оборвался.

Невозможно передать, сколько Парис успел передумать за ту долгую паузу, которая предшествовала его ответу. Но он всё сдержал в себе. Главной его мыслью было то, как он оставит Раду: её родители никогда бы её не отпустили с ним в столь дальнее путешествие, да ещё и на такой срок. Тем более, что они не обвенчаны. Как же он будет без неё жить? Она для него всё, она – солнце в небе... Да, в Египте будут холодные ночи. С этого самого момента у него начали зарождаться мысли о том, как бы ему вырваться оттуда. Но перечить отцу он не смел.

Был тихий поздний вечер в прекрасном саду Каллибиев в восточной части Первого кольца. Они сидели на скамье прижавшись друг к другу и молчали. По её щекам текли слёзы. Сдерживая свои чувства, он нежно вытирал их с её лица тыльной стороной руки.

Над их головами падали звёзды, но в смятении душ, никто из них не догадывался загадать наболевшее желание. А желание было только одно – быть рядом, всегда быть вместе, никогда не покидать друг друга, всегда чувствовать рядом плечо любимого человека, всегда видеть прекрасные глаза друг друга, чувствовать что-то в этом взгляде, в мыслях друг друга, в сердцах...

У их ног расцветали чудесные ночные цветы, а над ними пролетали, шурша крыльями, ночные бабочки. Но эта красота не радовала их души – они должны были расстаться, расстаться завтра, расстаться на долгий и мучительный срок.

— Никто не может противостоять воле отцов, – сказала наконец Рада одновременно поникшим и самоотверженным голосом, – и ты не пытайся.

— Нет, я не буду противиться ему сейчас, ты права, это просто бессмысленно, – сказал Парис взволнованным голосом, – Но, поверь, я при первой же возможности выпрошу назначение, поездку, да хоть курьерство в Атлантиду, или пусть даже на Атлас или в страну Гадиритов – куда угодно, лишь бы поближе к тебе. Я сразу же поспешу сюда, к тебе, и тогда уже не одна сила не оторвёт меня от тебя.

Рада влюблено смотрела на него, пока он говорил эти речи. Она знала, что всё это будет не скоро, что всё ещё может поменяться, но ей не хотелось верить в плохое, она наслаждалась последним вечером с дорогим ей человеком.

Они прощались на рассвете: их последний поцелуй был ознаменован первыми лучами солнца, в которых их взгляды друг на друга уже не казались такими разочарованными, но и не были такими счастливыми как раньше. Солнечные лучи пробирались сквозь посеребрённые росой ветви деревьев. Сладостно запели птицы. Как же особенно не хотелось расставаться в такой час.

Корабль отплывал в полдень.

Комментариев: 4

  1. Снова Я) пишет:

    Над их головами падали звёзды, но в смятении душ, никто из них не догадывался загадать наболевшее желание... — душещипательно.

    орихалковый этот так режет слух, если б еще разок, а то в одном абзаце повторяется! не это тоже субъектив!

    • Александр Стадник пишет:

      К сожалению, не я придумывал название этого металла Мне тоже слово "орихалк не очень нравится, но для исторической справедливости, так сказать — пришлось использовать.

  2. Снова Я) пишет:

    ну почему именно орихалковый? вот кинжал булатный звучит намного красивей.)

    • Александр Стадник пишет:

      Если бы история была, например, о Гиперборее — естественен был бы булатный кинжал. А орихалк — металл (точнее сплав) использовавшийся только на территории Атлантиды, отсюда и его применение в этом тексте.

Оставить комментарий

Почта (не публикуется) Обязательные поля помечены *

*

Вы можете использовать эти HTML теги и атрибуты: <a href="" title=""> <abbr title=""> <acronym title=""> <b> <blockquote cite=""> <cite> <code> <del datetime=""> <em> <i> <q cite=""> <strike> <strong>